?

Log in

No account? Create an account

маме

У каждого есть руки, правда? Просто руки.
Чтобы держать, хватать, вязать, стирать и мыть.
У каждого есть муки, правда? В сердце муки.
И нужно мужество – стоять, держать, не ныть.
По миру ходят люди, правда? Просто люди.
С улыбкой, слезно, равнодушно вскинув бровь.
Но лишь одна со мною будет, правда? Просто будет.
Та, что подарит мне единственной любовь.
Та, что поплачет тихо у окошка, когда я снова влипла в переплет.
Та, что придвинется немножко, прижмет к себе и скажет: все пройдет.
Та, что одна пойдет на амбразуру, пойдет сквозь снег, буран и ночь,
Чтобы спасти единственную дуру, свою шальную, но родную дочь.
У каждого есть руки, правда? Просто руки.
Чтобы держать, хватать, вязать, стирать и мыть.
Но руки мамы не для этой скуки.
Они чтоб обнимать, ласкать, любить.

БЕСИТ

Бесит, когда пишут бред, а называют блогом.
Бесит, когда в тесте хуй зовут хотдогом.
Бесит, когда просто все кругом.
Когда чистый стафф бадяжат порошком.
Бесит, когда стадо говорит, как люди,
Когда мысль приносят, как говно на блюде,
Бесит, когда прячут головы в песок.
Бесит меня это. Бесит, вот и все.
Введение
Пройдя страшный путь от безобидного эпизодического употребления психостимуляторов до тяжелой героиновой зависимости, я считаю себя обязанной рассказать все, что знаю. Потому что ценой четырех потерянных лет своей жизни, подорванного здоровья, потерей социальной ориентации, моральной и эмоциональной адекватности, я, наконец, нашла обоснование мнению, что наркотики – это смерть. Стоило ли оно того, я не знаю. Зато знаю все о стереотипах, мифах и реальных фактах про психоактивные вещества и тех, кто их употребляет. Я молчала четыре года. Наконец, я нашла в себе силы сказать первое слово.
Для кого я это пишу? Для тех, кто размышляет, чем усложнить жизнь себе и своим близким; для здоровых людей, интересующихся проблемой; для больных зависимостью и созависимых; для семей, страдающих от этой тягостной беды. А самое главное, для своего сына. Он еще не знает, где была его мать долгие четыре года, но придет день , и мне придется рассказать ему многое. Я пишу это для него, потому что если он когда-нибудь спросит меня, можно ли ему попробовать какую-нибудь дрянь, я с железной непреклонностью отвечу: «Нет!» Потому как я не теоретик, а практик. К великому сожалению.
В каждой больнице, в каждом диспансере красуется черно-красный плакат с умной надписью «Не садись на иглу». По улицам вдоль дорог стоят огромные плакаты, где нарисована дюжина двухкубовых шприцов, наполненных чем-то, напоминающих бадяженный героин и девочка с несчастными глазами, а под всем этим пафосным ужасом белеет просьба сообщить, где торгуют смертью. Я знаю, как сидеть на игле, точно знаю, где у нас торгуют, а также почем нынче грамм смерти, но мне безумно любопытно, известно ли это доподлинно тем, кто создавал сию пропаганду. На чем основывался автор? На личной трагедии, на примере родных и друзей, которых закопали на полтора метра под землю или на административной разнарядке вроде «Надо создать видимость, что у нас проходит год без наркотиков»? В кабинете наркодиспансера сидит стареющий доктор, который был сильно удивлен, что я гоняла метадон по вене. А он сам его в чай, что ли клал? Это я все к чему? К тому, что лучшую антинаркотическую пропаганду может создать только сам наркоман, а полноценный нарколог – чтобы потом внушать больным, как сильно они ошибаются – просто обязан был пройти тот путь, что прошла я и те, кого я четыре года называла своими друзьями. В дополнение о друзьях: у наркомана нет друзей. У наркомана есть шировые братья и сестры, и родственные узы рвутся ровно в тот момент, когда у наркомана кончаются деньги. Но об этом позже.
Прежде всего, я хочу определиться с терминологией. Я никому не навязываю те или иные понятия, не пытаюсь никого переубедить, я просто дам те определения, которые буду далее использовать в этом тексте. Во избежание путаниц, возмущений и искаженного понимания предмета.
НАРКОТИКОМ здесь и далее я буду называть исключительно героин и прочие опиаты. Почему, объясню в процессе. Все прочие «прущие» субстанции будут называться здесь Психоактивными Веществами или сокращенно ПАВ. НАРКОМАНАМИ я буду называть лиц, пагубно пристрастившихся к опиатам, демонстрирующим деструктивное поведение, опасное как для них самих, так и для окружающих. Всех прочих назову потребителями ПАВ или проще «драг-юзерами». Также необходимо дать классификацию как веществам, так и лицам, их принимающим, ибо между подростком, пускающим амфетамин по ноздре в кабинке клубного туалета, и конченого торчка, не способного найти вену, чтобы хоть куда-то загнать грязный раствор подобия героина, есть огромная, просто-таки колоссальная разница.
Наркоманами принято называть всех, кто тем или иным способом администрирует ПАВ, независимо, есть ли у человека пристрастие или нет. Я не собираюсь следовать этому стереотипу, и наркоманами буду называть тех, кто регулярно испытывает мучительную абстиненцию, тех, чьи морально-этические нормы искажены настолько, что ради получения новой дозы желанного вещества, способны на поступки, которыми, в последствии, не будут гордиться. Остальных я считаю и буду называть драг-юзерами.
Итак, дорогие читатели, даже если вас нет, добро пожаловать в мир, вход в который очень прост и приятен, но выхода из которого практически нет. Приветствую Вас в моей частной школе Алхимии и персональном Аду.
Прежде чем углубляться в серьезные проблемы или несерьезные байки, хотелось бы добиться здесь некой ясности, а именно привести типологию веществ и лиц, их употребляющих.
«Не все йогурты одинаково полезны»(с). То же правило распространяется и на ПАВ. Вещества принято разделять на «быстрые» - психостимуляторы и эйфоретики (амфетамин, метамфетамин, производные пировалерона, эфедрин, эфедрон, мефедрон, меткатинон и т п.), «медленные» - опиаты и их производные (героин, метадон, морфий, «семечки», «кубы» и проч) и «странные» - психоделики, диссоциативы и прочие вещества, позволяющие путешествовать вглубь своего подсознания и якобы познавать вселенские истины (ЛСД, мескалин, псилоцибин, сальвия, кетамин, РСР, 2с-группа, курительные смеси типа «спайс», Айяхуаска, ДМТ и проч).
Совершенно логично, что каждая группа веществ находит своего потребителя и приверженца. «Шустрые» юзеры, как правило, безобидны (если не изнашивают свою психику жуткими марафонами), трудоустроены, обеспечены, любят развлекаться в клубах, и начинают употребление, как правило, интраназально, т. е «дорожку» по носу. Рано или поздно «шустрый» юзер тоже берет в руки щприц, но не всегда остается доволен результатом. Хотя и я сама и многие мои знакомые употребляют «скорости» именно внутривенно – но это уже скорее проблема «игломании», которую рассмотрим позже.
«Странные» или психонавты – это обычно парни не от мира сего, оторванные от реальности, кушающие психоделики, ищущие свой путь в Нирвану, находящие его, успешно его профукивающие бесконечным насилием над своим сознанием, и заканчивающие по обыкновению либо в домах скорби, либо как фронтмены никому непонятных групп вроде «Пинк Флойд».
А речь я поведу в основном о самой, на первых взгляд, примитивной и неинтересной с научной точки зрения, но в то же время, самой сложной и безнадежной группе – уже не о юзерах и именно наркоманах. О «медленных».
Бытует стереотип, что «шустрый» никогда не убьет за дозу, а вот «медленный» убьет, и не раз. Это, пожалуй, один из стереотипов, в которые я верю и которые готова подтвердить на примере некоторых знакомых, имен которых мы не будем упоминать. Кстати, имен мы не будем называть вообще. В целях этики и всеобщей безопасности.
А теперь я, собственно, отвечу на вопрос, зачем я пишу о вещах, и без того всех известных.
Дело в том, что цель этой работы – не теоретизирвать о том, как страшна наркомания и не берите, дети, шприц, из рук вонючих дядек. Я хочу затронуть каждый стереотип, каждый миф и каждый факт, бытующий о наркозависимых, и объяснить его с точки зрения не доктора-нарколога, но грамотного во многих областях человека, к несчастью практикующего употребление и имеющего колоссальный опыт, который сперва являлся поводом для гордости, а потом стал поводом для ненависти.
Итак, начну, как в знаменитой NA, только на свой манер. Добрый день, меня уже никак не зовут, я педагог, психолог, переводчик, психиатр-самоучка, писатель и наркоман. Обойдемся без аплодисментов.

КУБ ПЕРВЫЙ. ТОЧКА ПЕРВАЯ: ПОЧЕМУ ОН ТАКОЙ?
Стереотипы: правда или миф?
Он был таким хорошим мальчиком, учился на пятерки, даже не покуривал в школе, в институте почти не выпивал, встретил хорошую девушку, женился, стал архитектором… А где он теперь? Вон он, тащит в ломбард обручальное кольцо… Почему он стал таким? За что он нас с отцом так ненавидит? Ему плевать на жену и ребенка? Он не удержится ни на одной работе! Его посадят в тюрьму! Он умрет от передозировки! Как его остановить?
Знакомо? Если знакомо – сочувствую, как сочувствую собственным родителям. Если не знакомо, вздохните с облегчением и молитесь, чтобы никогда подобные речи не исходили из ваших уст.
Разумеется, плач несчастной матери – собирательный образ, хотя собирательный ли? Это и приводит нас к первому стереотипу:

Все наркоманы одинаковы.
Мой ответ: и да и нет. Сейчас поясню наглядно. Прошу за мной в анатомический театр.
Давайте разложим на хирургическом столе существо вида «наркоман героиновый обыкновенный». Если разделить личность наркомана надвое, мы увидим поразительную вещь. Она поражает меня саму, до сих пор, при том, что я занимаюсь препарированием себя ежедневно! Что есть Я-Наркоман, если поделить меня надвое. Первое и подавляющее – это, к сожалению, алчущее существо, живущее на потребу дня, не планирующее завтра, не помнящее вчера. Второе – это то хрупкое, тонкое, нежное, криком кричащее «Я», которое чуть не добил героин. Первое вечно болеет и изредка кайфует. Второе же болеет всегда. Потому что Я-наркоман – это тело, а я – Ненаркоман – душа.
Вот такое открытие, шировые братья и сестры мои во шприце или просто читатели этого бреда. В каждом наркомане есть душа, только со стажем употребления ее все меньше, она зовет все тише, а году на десятом активной ширки, она умирает или впадает в летаргию. Пройдемте дальше, дети, или кто вы там…

Опиюшник за дозу сделает все, что угодно.
Стереотип номер два и точное попадание в десятку. Да!
Героиновый за дозу не просто украдет и продаст. Он сорвет цепочку с крестом с живой еще матери, он оглушит отца битой по голове, чтобы влезть в его бумажник, он убьет бабку, которая только что сняла в банке жалкую пенсию, он отсосет у бомжа, если это будет ценой за дозу. Он сделает все и в лучшем виде. Поверьте, нет в мире лучших исполнителей, чем игловые, если они знают, что им за выполненное задание причитается. Они заранее чуют тюрьму и начинают слезать – «скидывать дозняки» с пяти граммов до одного, они чувствуют «служителей беспорядка» на хвосте и меняют притоны. Они готовы удариться в бега, даже если за это впоследствии им грозит пожизненное. У них нет понятия «впоследствии». У игловых есть вообще ограниченный круг понятий: кумары, вмазаться, поискуха, облавы и приемы, кайф, некайф, словить деда, опять кумары. Глоссарий приводить не буду. Да поможет вам Гугл!
Среди тех, кого я считала своими друзьями, есть люди, которые уже отбывают сроки и по 158 и по 228 статьям, есть там и разбойные нападения и даже «бытовые» убийства. Быт этот ясен, как день:
- Пап, дай денег, кумарит, сил нет!
- Иди к черту, наркоман проклятый.
Немая сцена, в которой старший родственник пытается поймать топор или молоток, а младший убегает с деньгами. Если топор не пойман, а отпрыск пойман – это ст.105 ч.1 всем нам известного Кодекса.
Именно так, именно в таком порядке. Но сначала выносится золото, техника, продаются телефоны и планшеты. Кстати, кто-нибудь видел наркомана с дорогим смартфоном? У меня и самой было таких три штуки. Угадаете сами где они? Пра-авильно: в ломбарде.
Ценности перестают иметь ценность. Простите за каламбур. Деньги вешаются граммами. Это не флакон духов от «Дольче и Габбана» стоит три тысячи. Этот флакон стоит три грамма. Теряешь ориентиры напрочь. Не понимаешь, зачем, кому-то Дольче, а другому Габбана, когда тебе на полграмма даже не хватает, и ты продаешь украденный батон колбасы и блок сигарет, лишь бы хоть чуточку, хоть самую малость раскумарило.
И да, кумары. Стереотип третий.

Кумары есть абстинентный синдром с фантомными болями.
Молодой человек из зала, да-да, вы. А, впрочем, пофигу, может, кто угодно. Подойдите-ка сюда, давайте на сам проведем эксперимент. Будет больно. Но не долго. Зато Миф будет развенчан навсегда. Не бойтесь.
Итак, с чего бы начать…
Давайте вас сильно, просто дико простудим на сквозняке. Ага. Температура зашкаливает. Что чувствуем? Озноб. Озно-обище, от которого не спрятаться, не скрыться, да? Ладно, окей. Набросим на вас пару одеял, может, согреетесь? А вот и нет. Тут подстерегает адский жар, как на сковородке самого Люцифера. А теперь упражнение: раскрываемся – лед, накрываемся – ад. И так часов сорок, пятьдесят, и днем, и ночью. Ах, ну да. Мы же забыли упомянуть, что ввели вам большую дозу адреналина, и спать вы теперь не будете долго. Может, забудетесь на пару минут, а потом опять: лед-ад, лед-ад. И это, господа, Кумары – День Первый. Уххх…
День Второй начинается тем, что слезы и сопли, как говорится, до полу, программа «лед-ад» и не думает прекращаться, к этому добавляется тошнота, рвота и диарея… О, диарея, это особенный случай. Диарея становится вашим образом жизни, вы живете не в квартире, а в этой маленькой комнатке в компании с белым приятелем. Вы просто не в силах оттуда выйти. При этом жар не спадает, вы трясетесь, как осиновый лист, от слова «еда», вы опять бежите жаловаться белому соратнику. К середине Второго Кумарного Дня приходят они… Так называемые, фантомные, но как по мне, так вполне, настоящие Боли. Представим, что за нашей спиной стоит демон и он каким-то хитрым способом ухватился за наш крестец, как за хвостик. И теперь играет им – то покрутит, то вытянет, то сплющет, то опять вытянет. А через икроножные мышцы проходят слабые, но невыносимо мерзкие электроразряды. Проходят все время, так, что ноги деть некуда. Стоять – нет сил, лежать больно, сидеть в комнатке с белым единомышленником уже невыносимо, ибо уже не осталось мыслей, которыми можно было бы с ним поделиться. Ах да…. Запахи. Боже, что творится с обонянием! Сосед за три квартала от вашего дома решил пожарить рыбу, и только он об этом подумал, запах рыбы уже у тебя в носу, и вот ты снова делишься переживаниями с фаянсовым корешем. А какой бред при этом в голове….. Мама дорогая!
Может, не надо описывать третий день? А то уже саму затошнило. Короче, «фантомность» эта ваша, уважаемые ученые мужи, липовая липа и ничто иное. Все ощущения настоящие и объясняются легко с точки зрения биохимии.
При регулярном потреблении опиатов любого вида, человеческий организм перестает вырабатывать собственный эндорфин и в небольших количествах дофамин. Вся эта серотониновая нехватка вызывает дискомфорт как физический, так и моральный. Эндорфин, как считает большинство, это не гормон удовольствия и счастья (хотя если его колоть, то да). Эндорфин – это наш естественный анальгетик. А что происходит, если в организме просто отсутствует обезболивающее. Любая царапина может привести к болевому шоку. Благо, героиновая абстиненция затрагивает только бедренные и крестцовые участки, поэтому известны случае, когда наркоманы намеренно режут себе другие части тела, чтобы отвлечься от «фантомной» кумарной боли. Дофамин (или допамин) отвечает за многие факторы, в том числе настроение человека и его способность к обучению. Регулярное введение в кровь опиатов снижает уровень дофамина, поэтому мозг наркомана становится восприимчив лишь к незамысловатым вещам, о которых говорилось выше. Вообще серотониновый винегрет опиюшника надо лечить месяцами и годами, прежде, чем он станет тем человеком, каким был, прежде, чем сесть на систему.
О, Ее Величество Система! Стереотип четвертый.

Привыкание происходит с первого укола
Ага, а ожирение, с первого пирожного, а рак легких с первой затяжки, а дети рождаются от первого поцелуя. Ерунда это все, ребята. Полная ересь.
Я из тех людей, которые мониторят свое состояние бесконечно, ибо им не наплевать на науку, а собственное «я» это тоже предмет для изучения. Сняв пробу с героина в феврале, на системе я оказалась только в мае. Ну и вот только не надо сейчас обвинять меня в пропаганде безнаказанного употребления! Ничего безнаказанного нет. Признаваться себе, что я уже плотненько на «втором» желания никакого не было. А что, есть наркоманы, которые с радостью провозглашают, что они наркоманы? Так вот. Май, я уже плотнячком на «втором», поправляться приходится ежедневно, доза растет, а признаться ни себе, ни родным не хочется. Страшно. Стыдно. Лучше плакать в жилетку такому же системщику и выслушивать его «ну я же тебе говорииииил….». А что теперь толку говорить? Слезать надо. И вот тут мы плавно подплываем к последнему в этом разделе стереотипу.

Я все контролирую. Я слезу, когда захочу.
Да, дружок. А я, когда захочу, отращу себе вторую голову, слетаю в туманность Андромеды и расскажу там, что ты, дружок, полный дебил.
Откровение от Миланне: Я слезаю с марта месяца. А марте доза была около шести граммов чистого в день. Сейчас август, и меня всего неделю, как не кумарит. Потому что я постоянно срываюсь. И ты, мой уверенный в себе даун, тоже срываешься. И все наркоманы срываются, потому что есть один золотой правило взаимодействия веществ и людей «Вещества в миллионы раз сильнее людей».
«Я люблю правду, а еще люблю себя оправдывать» (с) Гуф. Нет, дело не в слабохарактерности, а в том, что афганская пословица гласит «кто пробовал слезы мака, будет плакать ими вечно». Неужели до сих пор непонятно, почему на игле сидят не по две недели, а по двадцать лет? Ну… кому непонятно, тому я разъясню, когда сварю новый куб. Сейчас я заставляю себя не колоться, поэтому принимаю наркоту литературную. Вдруг и это когда-нибудь попадет пол два два восемь?
«Ждите подгон» (с)

КУБ ПЕРВЫЙ. ТОЧКА ВТОРАЯ: ДУМАЙТЕ САМИ, РЕШАЙТЕ САМИ… (с)

Легенды и мифы Опиандии.

Миф первый о том, что все способы администрирования вызывают одинаковую степень зависимости.

Дудки-баранки, дорогие мои. Как сказал Моисей от наркомании Баян Ширянов (точно не процитирую, искать лень): «Нюхайте, жрите, суйте во все дыры, только не колите. Ибо понравится на всю жизнь!»
И да, Моисей был более чем прав. Способы администрирования тоже имеют подгруппы по степени аддиктивности. Наименее аддиктивным считается, конечно, ректальный. Думаю, не стоит, объяснять причин. Второй по аддиктивности – курение, третий – интраназальный или втирание в десны, и самый аддиктивный и мощный – парентеральный. Что такое парентеральный объяснять надо? Ну, это когда берешь в руку пластиковую трубочку с делениями… Наверное, хватит.
Я начала с парентерального, им и закончила. По крайней мере, верю, что закончила, хотя вряд ли вещества отпустят меня навсегда. Так что да, если ты сорвавшийся с цепи кайфожор (каким я была полтора года назад) и раскатываешь жирные треки в офисном туалете каждые десять минут, чтобы вставило так, что звезды покажутся ближе – да, ты уже наркоман. Если же ты иногда рассыпаешь дорогу пыли на зеркальце в клубе, нет, дружок, тебе в соседний кабинет, ты еще юзер. Но бойся шприца, ибо кто со шприцом к нам придет, от шприца и погибнет.

Миф второй о том, что жизнь наркомана – это сплошной кайф, за который расплачиваются все его близкие

Опять дудки, деточки. Жизнь наркомана состоит из трех банальных действий. Один небезызвестный питерский блоггер описывал жизнь торчка как некий квест. Опять неточная цитата: «Утром ищешь деньги, днем ищешь кайф, потом ищешь, где вмазаться, потом снова ищешь деньги, потом снова ищешь кайф…. И так до одного из трех выходов: тюрьмы, больницы или смерти». Согласно этой формуле, давайте посчитаем, каков процент кайфа относительно процента некайфа присутстует в жизни наркомана. Девяносто на десять. Где десять – это разлом, подобие прихода и небольшая тяга, а девяносто – поиски, нервы, скандалы, преступления, кумары и прочая дрянь.
Что есть наркоман, исходя из этой формулы? Простейшее, одноклеточное существо, способное только потреблять. А если что и производит, то только пенные фекалии и рвотные массы с кровью. Простите за натурализм, иначе пострадает красочность описания.
И кто больше и больнее всего расплачивается за жизнь торчка? Разумеется, он сам. Самое несчастное существо в семье – это сам наркоман, хоть и слез у матери больше, и крик у отца громче. Все едино – он одинок во всем мире, ибо все борются за него, а он борется против себя. Против своей сути, каждую минуту.
Слышала и такие мнения: сидит в «бобике» служитель беспорядка и говорит:
- Вам только кайфовать, суки, а мы на ваши выезды ездим.
Или такие из «Скорой».
- Наркоманы чертовы, отъезжают, а мы откачиваем, лучше бы все передохли.
А отъехавший и только что пришедший в себя наркоман – в моем, например, лице, думает: ну, какого хрена опять откачали, дали бы уж действительно умереть.
Нет, родные, жизнь иглового не кайф. Жизнь иглового – некайф. Как-то, находясь, в сознательном состоянии автор этих строк изрек, точнее изрекла:
- Если и есть во Вселенной ад, то он здесь, в наркомании.
Подобралась я к самому, на мой взгляд, смешному и киношному мифу, в который верят наши родители.
Миф третий о том, что первая доза бесплатно, а дальше ты уже подсел.
Дорогие родители, а также их единомышленники! Бесплатных доз не бывает в наркомире в принципе. В наркомире вообще не существует слова «халява». Есть слово «прокатить». Ладно, так уж и быть, глоссарий. «Прокатить» (нарк.сленг.) – отлить часть полученного раствора персонажу, сбегавшему к барыге за фаской порошка. Зачем людей «катить»? А затем, что ни один здравомыслящий (а такие имеются) наркоман не пройдет и ста метров от подъезда барыги до стоящего за кустами кумарящего покупателя, когда над его головой нимбом висит статья два два восемь – примем, накинем и не спросим. Никто и никогда этого бесплатно делать не будет. Поэтому «бегунки» (черт, опять нужен глоссарий)… «Бегунок» (нарк. Сленг) – тот самый персонаж, что несет фаску с кайфом от барыги до покупателя. Так вот, поэтому бегунки обязательно требуют равную часть раствора себе. Математика проста: берет грамм двум парням, значит, делим на троих, берет одному – делим пополам. Понятно, да?
Быть бегунком, с одной стороны и выгодно – целый день колешься бесплатно, и страшно. Показались фуражки из-за кустов, покупатели врассыпную, а отвечать за все бегунку. И несчастный буторенный грамм Гарри Поттеры из ОБНОН в один миг превратят в десять, а десять, а десять чудным образом раздуются до семидесяти. Такие уж они Гудвины, эти сотрудники ГНК. Так что бегунки – люди уважаемые, хоть и вредные. Зачастую кидают, но их тоже можно понять.
Так вот, уважаемые ретрограды. Бесплатные дозы бывают только в ваших советских фильмах. Так что не бойтесь, никакой злой дядя вашему ребенку за просто так конфетку не протянет. Всему есть цена и стоимость, и приходится ее платить так или иначе, купюрами или натурпродуктом. Да-да, под натурпродуктом я имею ввиду не только икру и колбасу. Бог уберег, натурпродуктом я ни разу не платила, но знаю тех, кто расплачивался. Отсюда и бытует мнение, что все девушки на игле – проститутки. Это частичное заблуждение, но, к большому сожалению, только частичное.

А теперь я устала варить кубы и хочу снимать кино. Никто не против художественной литературы, посреди научно-популярной? Я, собственно, ответа и не ожидаю. Так что слушайте – или не слушайте, как хотите – истории из жизни и не очень.

Profile

mylanne30
mylanne30

Latest Month

August 2014
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel